Главная Материалы Кинофестивали Лучшие предложения
Самые яркие фильмы Каннского кинофестиваля
1
Древо жизни The Tree of Life
Терренс Малик, 2011
Терренс Малик был признан великим и повлиял на пару-тройку поколений режиссеров задолго до «Золотой пальмовой ветви» за «Древо жизни», и многие даже посчитали признание запоздалым. Но от динозавров до камеры Эмманюэля Любецки, совершающей невообразимые пируэты вокруг Брэда Питта и Джессики Честейн в лучах света, этот фильм — чистое искусство.
2
Драйв Drive
Николас Виндинг Рефна, 2011
Райан Гослинг в роли молчаливого сокрушителя черепов с улыбкой ребенка не самый очевидный фестивальный фаворит. Однако первый американский фильм резвого датчанина был в шаге от победы, и приз за режиссуру справедлив: выдающаяся хореография погонь и жестов героев, словно заново изобретенное замедленное движение — кажется, несчастливы были только отдельные зрители, ожидавшие в прокате скоростного боевика.
3
Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни Loong Boonmee raleuk chat
Апичатпонг Верасетакун, 2010
Возможно, самый синефильский победитель за всю историю Каннского кинофестиваля: медитативная притча, снятая тайским режиссером на 16-миллиметровую пленку. Это настоящий образец поэтического кино, и обратите внимание на то, что присудившее эту победу жюри возглавлял не какой-нибудь лютый кинокритик, а режиссер Тим Бертон.
4
Фаренгейт 9/11 Fahrenheit 9/11
Майкл Мур, 2004
Документальный фильм про Америку нулевых, который яростно обличает Джорджа Буша-младшего и его администрацию, не только триумфально победил в Каннах (двадцатиминутная овация после показа), но и оказался самым коммерчески успешным фильмом-победителем за всю историю фестиваля, собрав в прокате более 200 (!!!) миллионов долларов. Не всякий блокбастер может таким похвастаться.
5
Олдбой Oldeuboi
Пак Чхан Ука, 2003
Корейское кино стало в нулевые одним из самых ярких и востребованных во всем мире, но выше всех в каннских списках лауреатов поднялся автор триллера про надолго отложенную месть, который вошел бы в историю кино и одной сценой про использование молотка для прокладывания пути в переполненном врагами коридоре.
6
Танцующая в темноте Dancer in the Dark
Ларс фон Триер, 2000
Ларс фон Триер, которого Каннский кинофестиваль в 2011 году объявил персоной нон грата (но уже, кажется, амнистировал), является и одним из самых успешных участников: еще в 1996 году он получил здесь Гран-при за фильм «Рассекая волны», а «Золотую пальмовую ветвь» ему принесла музыкальная трагедия слепнущей матери с Бьорк в главной роли. Из всех провокаций и попыток довести зрителя до состояния исступления эта — одна из самых успешных.
7
Любовное настроение Faa yeung nin wa
Вонг Кар-Вай, 2000
Вонг Кар Вай был одним из самых заметных и популярных художников в кино 1990-х, но ему как-то не везло с призами вообще и каннскими конкурсами в частности. Вот и один из самых популярных у критиков и зрителей его фильмов получил «всего лишь» приз за лучшую мужскую роль, однако остается невероятной красоты историей двух измен и одного неуловимого чувства, вынесенного в название.
8
Криминальное чтиво Pulp Fiction
Квентин Тарантино, 1994
Говорят, Никита Сергеевич Михалков (и не только он) рассчитывал на «Золотую пальмовую ветвь» за «Утомленных солнцем», но кто же мог знать, что певец видеопрокатов, нелинейного повествования и блокбастеров Квентин Тарантино поразит жюри фильмом, который станет определяющим не только для кино десятилетия, но и просто одной из главных картин нашего времени.
9
Бартон Финк Barton Fink
Братья Коэн, 1991
До того как стать режиссерами, в каждом из фильмов которых желает сняться десяток-другой артистов первой величины — от Джорджа Клуни до Брэда Питта, братья Коэн победили в Каннах с удивительным фильмом про горящие стены авторского рассудка. Им удалось одно из самых интересных киновысказываний о творческом кризисе в целом и незавидной доле сценариста в частности.
10
Дикие сердцем Wild at Heart
Дэвид Линч, 1990
Николас Кейдж в змеином пиджаке, разлучаемые раз за разом тюрьмой любовники и странные встречи с очень странными людьми. В 1990-м критики не приняли причудливый замес из нуара, «Волшебника страны Оз» и особой надломленности мира, которая всегда будет отличать экранную реальность Дэвида Линча, но жюри признало «Диких сердцем» лучшим фильмом.
11
Секс, ложь и видео Sex, Lies, and Videotape
Стивен Содерберг, 1989
Кудри Энди МакДауэлл и разговоры об отсутствии возбуждения, дефиците телесных переживаний и сексуальности в целом — это не только ранний успех Стивена Содерберга за годы до фильмов про друзей Оушена, но и торжество американского независимого кинематографа в Каннах за годы до того, как сандэнсовское кино станет востребованной зрителями индустрией.
12
Небо над Берлином Der Himmel über Berlin
Вим Вендерс, 1987
Черно-белое романтическое полотно про ангелов среди людей: Вим Вендерс снял одновременно балладу о человеческих чувствах и признание в любви к Берлину, который ни до, ни после не был так красив на экране.
13
Смысл жизни по Монти Пайтону The Meaning of Life
Терри Джонс и Терри Гиллиам , 1983
Нарушители общественного спокойствия из шоу «Летающий цирк Монти Пайтона» не только снимали полнометражные фильмы, но и получили за один из них Гран-при жюри Каннского кинофестиваля. В «Смысле жизни» Терри Джонс и Терри Гиллиам воспользовались невиданным для их предприятия бюджетом и вывели абсурдистскую махину пайтонов на новый уровень, разобрав все этапы и аспекты человеческого существования.
14
Тень воина Kagemusha
Акира Куросава, 1980
Многослойный фильм про вживание в роль, судьбу человека и подлинность на примере вора, которому поручают изображать сегуна в сложный исторический момент. Одну из версий краха клана Такэды Акира Куросава превратил в политико-психологический триллер про двойничество с психоделическими снами и одним из самых мощных трагических финалов в истории кино.
15
Апокалипсис сегодня Apocalypse Now
Фрэнсис Форд Коппола, 1979
Одних вертолетов под «Полет валькирий» Вагнера хватило бы для того, чтобы не забыть этот фильм никогда, но настоящее кино начинается в глубине вьетнамских джунглей, где переродился в хтоническое божество полковник Курц в исполнении Марлона Брандо. Как и в случае со Скорсезе, мощное художественное высказывание Фрэнсиса Форда Копполы по столь болезненному вопросу не могло остаться незамеченным.
16
Таксист Taxi Driver
Мартин Скорсезе, 1976
Годы триумфа Нового Голливуда в Каннах: вернувшийся из Вьетнама в Нью-Йорк герой Роберта Де Ниро выбривает ирокез, берез оружие в руки — и американское кино вновь покоряет европейских синефилов смесью из жанровой истории и мощного социально-политического высказывания. Победа, примечательная еще и потому, что возглавлявший жюри драматург Теннесси Уилльямс отдельно выступил с обвинением Мартина Скорсезе в апологии насилия.
17
Солярис
Андрей Тарковский, 1972
Инопланетный океан, снятый в тазу, город будущего, снятый в Токио, психологизм вместо сциентизма — роман Станислава Лема режиссер переработал в своем фильме до отречения писателя от экранизации, но именно эта философски-фантастическая притча Андрея Тарковского про то, что настоящий страшный космос находится в голове человека, получила специальный Гран-при жюри Каннского кинофестиваля.
18
Фотоувеличение Blowup
Микеланджело Антониони, 1966
Первый англоязычный фильм Микеланджело Антониони обернулся одной из главных в истории кино метафор о неуловимости, призрачности того, что мы видим на экране, с одной стороны, и поглощенности общества и людей искусственным — с другой. Даже Бергман, который не особо жаловал Антониони, пересматривал этот фильм не раз.
19
Шербурские зонтики Les parapluies de Cherbourg
Жак Деми, 1964
В фильме Жака Деми про разлученных войной в Алжире возлюбленных нет ни одного обмена репликами — здесь, как в опере, только поют на музыку Мишеля Леграна. Снятая в ярких цветах, словно на контрасте с мелодраматическим сюжетом, картина стала одним из главных хитов французского кино 1960-х и сделала звездой Картин Денев.
20
Леопард Il gattopardo
Лукино Висконти, 1963
Аристократ и коммунист Лукино Висконти снял эпическое полотно про судьбу одного знатного семейства на фоне падения города Палермо и всего Королевства обеих Сицилий перед отрядами гарибальдийцев и последующего становления объединенной Италии. Идущий три с половиной часа фильм завершается почти часовой сценой бала, которая позволяет физически ощутить неотвратимость гибели главного героя.
21
Сладкая жизнь La dolce vita
Фредерико Феллини, 1960
Сцена купания в фонтане Треви наверняка известна даже тем, кто не вспомнит, где ее видел. Фильм же Федерико Феллини, в котором она происходит, примечателен не только ею — «Золотую пальмовую ветвь» он получил за точный портрет человека, который пытается получить от жизни все, оставаясь не в состоянии понять и почувствовать, удовлетворение какого из желаний способно принести ему покой.
22
Четыреста ударов Les quatre cents coups
Франсуа Трюффо, 1959
За историей про трудного подростка Антуана Дюанеля с Жан-Пьером Лео в главной роли последуют еще четыре картины про этого же героя с этим же актером — так режиссер Франсуа Трюффо будет следить на экране за жизнью своего альтер эго. Революционный же по свободе киноязыка дебютный фильм обернулся в Каннах не просто успехом нового режиссера, но бумом французской «новой волны».
23
Летят Журавли
Михаил Калатозов, 1958
Драма Михаила Калатозова о безмерных потерях войны по мотивам пьесы Виктора Розова «Вечно живые» впечатлила зрителей и жюри и трагизмом, и операторскими находками Сергея Урусевского, и актерской игрой Татьяны Самойловой — этот фильм, получивший «Золотую пальмовую ветвь», остается главным каннским успехом советского и российского кино.
24
Седьмая печать Det sjunde inseglet
Ингмар Бергман, 1957
Дивной красоты и строгости кино про бесконечный шахматный поединок рыцаря со смертью Ингмар Бергман снял 50 лет назад по мотивам фрески «Смерть, играющая в шахматы» и вдохновленной ею собственной пьесы. Для того чтобы оценить влияние этого фильма, достаточно знать, что в 1997 году, через сорок лет после специального приза жюри, Бергман получит «Пальму пальм» решением обладателей «Золотых пальмовых ветвей».
25
В мире безмолвия Le monde du silence
Жак-Ив Кусто, 1956
В последние годы много пишут и говорят о размывании границ между игровым и документальным, об ошибочности деления на документальное и художественное, а попадание документальных фильмов в конкурсы крупных кинофестивалей воспринимается как новый тренд, но еще в 1956 году главный приз Каннского кинофестиваля получил фильм — исследование подводного мира, снятый Жак-Ивом Кусто. Фильм документальный и, безусловно, высокохудожественный.
«мама!» Даррена Аронофски: киношок на Венецианском кинофестивале
Рецензия на скандальный фильм, который разделил зрителей на два лагеря
«Форма воды» Гильермо дель Торо: человек-амфибия на Венецианском кинофестивале
Фильм о том, как полюбить монстра с жабрами, чешуей и перепонками