Главная Материалы Кинофестивали Лучшие предложения
Свинки, детки, Мур: «Окча» и «Мир, полный чудес»

В Каннах показали сказки про детей в окружении звезд: «Окча» Пон Чжун Хо и «Мир, полный чудес» Тодда Хейнса. Первая скоро выйдет на Netflix, а вторая — явный претендент на «Оскар». Станислав Зельвенский ведет каннский дневник на «Афише Daily» вместе с Mastercard, официальным партнером кинофестиваля.

Если в «Нелюбви» Звягинцева родители остались без ребенка, то в следующих двух фильмах каннского конкурса, «Окче» корейца Пон Чжун Хо и «Мире, полном чудес» Тодда Хейнса, ситуация обратная. Впрочем, поскольку обе картины до некоторой степени сказки, в обоих случаях сиротки находят папе с мамой какую-никакую замену.

В «Окче» это, как мы знаем по трейлеру, гигантская свинья; собственно, Окча (по-английски это звучит Окджа, по-корейски скорее Окта) — ее имя. Суперсвиньи — амбициозный проект американской корпорации «Мирандо», психованная глава которой (Тильда Суинтон) сместила с этой должности собственную сестру. В 2007 году «Мирандо» рассылает 26 суперпоросят лучшим фермерам мира: десять лет спустя взрослые особи будут торжественно презентованы в Нью-Йорке. После чего, разумеется, начнется производство суперсвинины.

 

Мы переносимся в 2017 год: в корейских горах девочка Миджа, сирота, живущая с дедушкой-фермером, резвится на лужайке в компании Окчи, которая внешне больше похожа на огромного бегемота, а по поведению — на собаку. Животное весело поедает хурму, плещется в речке, позволяет Мидже спать у себя на животе и даже спасает ей жизнь невероятным акробатическим трюком. Когда выясняется, что свинью заберут в Нью-Йорк, девочка пытается этому помешать, в чем ей помогает Фронт освобождения животных, подчеркнуто дружелюбные экотеррористы во главе с Полом Дано. Еще один яркий, хотя и второстепенный, персонаж — ветеринар-телезвезда в крайне эксцентричном исполнении Джейка Джилленхола: что-то среднее между Хантером С.Томпсоном из «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» и ведущими «Голодных игр».

Второй англоязычный (лишь где-то наполовину, впрочем) фильм Пона, как и «Сквозь снег», размашистая антикапиталистическая сатира, на этот раз еще и с вегетарианским месседжем. В благородной борьбе все средства хороши, и Пон пишет широкими мазками — что, с другой стороны, всегда было ему свойственно. Свинья дьявольски привлекательна, и камера Дариуса Хонджи подолгу влюбленно рассматривает все ее складочки. Боевая девочка умиляет. Джилленхол в шортиках потеет и визжит. Тильда Суинтон (хочется по такому случаю транскрибировать ее через «в») тоже преуспевает, не впервые, в высоком искусстве карикатуры — и не была бы самой собой, если бы ограничилась только одной ролью.

Первый лазерный кинотеатр непревзойдённого качества «Mastercard IMAX Laser»
Скидка 10% на билеты при оплате картой Mastercard
Подробнее

В корейских горах девочка Миджа, сирота, живущая с дедушкой-фермером, резвится на лужайке в компании Окчи, которая внешне больше похожа на огромного бегемота, а по поведению — на собаку

Пон — прирожденный постановщик блокбастеров, и тут много экшена, много комедии (иногда грубой, иногда довольно смешной), много всего. Может быть, слишком много: скромные по корейским меркам два часа кажутся бесконечными, тем более что под конец фильм уже несколько сдувается. С другой стороны, критиковать глобальный капитализм на деньги «Нетфликса» — что может быть приятнее. Призы «Окче», конечно, не светят — тем более что Канны неохотно свыкаются с новой реальностью кинодистрибуции, — но зрительский успех, особенно в Корее, вполне возможен.

«Мир, полный чудес», заметим, спродюсировал Amazon, но в его стратегии кинопрокат занимает важное место, так что это несколько другая история. Тоже, впрочем, нетривиальная: имя Тодда Хейнса привыкли видеть на более, скажем так, рискованных проектах («Кэрол»«Бархатная золотая жила»).

«Мир» — экранизация книги Брайана Селзника для среднего, например, школьного возраста. Тут две истории, идущие параллельно, но, вопреки правилам геометрии, обреченные пересечься. В 1977 году двенадцатилетний мальчик (Оукс Фегли) из Миннесоты, недавно потерявший маму (Мишель Уилльямс) и никогда не знавший отца, отправляется искать его в Нью-Йорк. Туда же из соседнего Хобокена в 1927 году бежит девочка (Миллисент Симмондс), растущая без матери, в поисках своего идола (Джулианна Мур), дивы умирающего немого кино.

Ко всему прочему, оба ребенка — глухие: девочка с рождения (и ее играет слабослышащая актриса), мальчик — в считаные дни, после фантастического удара молнии. В книге вся линия девчушки не написана, а нарисована. Хейнс тоже использует формальный прием: события 1927 года сняты в стилистике (до известных, впрочем, пределов) немого кино и, соответственно, тоже без слов.

Ретро — родная стихия Хейнса, с ним та же волшебная съемочная группа, что сделала «Кэрол» (оператор Лахман, композитор — у него тут особенная роль — Беруэлл, главный на свете художник по костюмам Сэнди Пауэлл и другие), и нет нужды говорить, что фильм — изумительной красоты. Нью-Йорк двадцатых превращен в контрастную графическую абстракцию, Нью-Йорк эпохи диско с его граффити, округлыми автомобилями и прическами афро плывет в летнем мареве.

«Мир, полный чудес» — изумительной красоты. Нью-Йорк двадцатых превращен в контрастную графическую абстракцию, Нью-Йорк эпохи диско с его граффити, округлыми автомобилями и прическами афро плывет в летнем мареве

Люди, далекие от американской детской литературы, знают Селзника по «Хьюго», экранизированному Мартином Скорсезе как «Хранитель времени». Здесь примерно те же ключевые слова. Сказочный — хотя формально все в рамках реализма — тон. Уютный детский фетишизм: зачарованность всякими древностями, редкостями, коллекционированием, половина действия происходит в музее естественной истории, другая важная точка — букинистический магазин. Отчаянно сентиментальный, местами приторный сюжет про семью, дружбу, взросление. В анамнезе, разумеется, Диккенс; он даже честно упомянут.

И Хейнс, пожалуй, тут более к месту, чем Скорсезе: его сдержанный темперамент, чуткость и искренняя, кажется, симпатия к подросткам позволяют фильму не превратиться ни в каталог разных красивых штук, ни тем более в эксплуатацию несчастных детишек. Отдельные недостатки — несколько лишних ложек сахара, неудачный возрастной грим Джулианны Мур — легко можно простить. Другой вопрос, что в каком-то смысле это все равно разочарование: Хейнс все-таки специалист по менее очевидным травмам и неврозам. И материал это, конечно, скорее оскаровский, чем каннский.

Поделиться
Каннский киноквест
Угадайте 25 фильмов, получавших призы на Каннских кинофестивалях
Как попасть на Каннский кинофестиваль, если вы не кинокритик?
Несколько полезных советов от «Афиши Daily» и Mastercard